2 книги декабря

Расскажу про две книги, прочитанные в декабре. Речь пойдет об Александре Молчанове и Евгении Гришковце.

«Писатель» Александр Молчанов

Не мой жанр. Вот совсем не мой. Но и плохого писать не хочется. Отличный стиль, увлекательно, герои как живые, все происходящее очень ярко воспринимается — будто фильм смотрю.

Первая половина книги мне прямо очень понравилась. Хотя и непонятно было еще ничего: несколько сюжетных линий, разные герои и у каждого из этих героев есть знание, фрагмент одной истории, которая к финалу станет целостной и законченной.

Но во второй половине начался жесткач и треш. Лупоглазый еще этот, которому сначала даже сопереживаешь, а потом трясет от омерзения и хочется все забыть и помыться.

Все довольно мрачно и неприятно. Не люблю даже заглядывать в такие миры.

«Театр отчаяния. Отчаянный театр» Евгений Гришковец

Я читала Гришковца. Читала запоем, в любую свободную минутку. Читала историю его жизни, начиная с детства и заканчивая переездом в Калининград. Написано от первого лица, чудесным языком, не исключая нелицеприятных подробностей.

Вот вы любите пантомиму? Я вообще — нет. Но когда читала о пантомиме от Гришковца — оторваться не могла.

Вам интересна тема армии? Мне — вообще нет. Но когда читала об «армейском периоде» Гришковца — это было очень увлекательно.

У меня о Гришковце довольно смутные представления были. Знала, конечно, кто это такой, но ни одного спектакля не видела — так, какие-то отрывки, кусочки. Все откладывала на потом. Иногда заходила на odnovremenno.com, но тоже без особого ажиотажа.

А тут попался мне под руки «Театр отчаяния» — и я просто улетела. Что еще раз доказывает, насколько же я текстовый человек и что только текст настолько может поразить меня.

В книге Гришковец поднимает множество важных тем. Он пишет о творчестве и призвании, об искусстве и коммерции, о зрителях, о театре. Рассказывает свою жизнь, глубоко и правдиво.

Пишет о службе в армии так, что вводит в состояние шока, хотя и дал довольно мало подробностей. И вот эти его слезы, когда заканчивается его служба, и Гришковец возвращается в прежний мир, порядком изменившийся.

Пишет о 90-х. Совсем скупо Гришковец рассказывает о своей невесте, а затем жене — ну и правильно.

Короче, я читала Гришковца, читала… И бросила. Опять не дочитав, как и не смогла досмотреть ни один его спектакль.

В какой-то момент поняла, что для меня все это как-то пусто, бессобытийно. Увлекает и не дает ничего. Озарений нет, новых идей нет.

Книга о реальности в несколько депрессивном свете. Теперь я понимаю, почему никто «слишком реалистичные» спектакли молодого Гришковца в его родном Кемерово не хотел смотреть. Гришковец сам объяснял это так: что такие спектакли были слишком похожи на обычную жизнь, в них не было открытия.

Но я думаю, что людям нужно большее, чем привычная обыденность, большее, чем перемалывание повседневных событий и прочей мелочевки. Требуется мечта. Требуется цель. Что-то высшее и развивающее.

Книгой я не разочарована, нет. Честно сказать, другого и не ожидала.

2014–2024. naganina.com