История казалась мне какой-то засахаренной и нафталиновой

Интерес к теме императрицы Екатерины II у меня зародился гораздо раньше просмотра сериала «Великая» 2020 года. Но именно в тот момент, когда я смотрела на воодушевленное и нежное личико Elle Fanning, размышляющей о прогрессе, знаниях, науке и искусстве, столь необходимых России, я вдруг поняла, что этот сериал зацепил во мне некую очень глубокую струну.

И связано потревоженное было именно с образом императрицы.

В детстве я часто воспринимала свою, теперь уже покойную, бабушку, как сопричастную к некой тайне дореволюционной России. Отчасти это являлось влюбленностью во все те изящные детали обыденного быта, сохранившиеся у нее. В серебряные ложечки, трюмо с зеркалом и розоватыми подушечками пудры, в белый коралл. Откуда мне знать, когда и кем это было произведено? Но это тщательно хранилось, бабушка знала толк в красивых вещах.

Прежде она жила в доме с высокими потолками, с настоящей железной печью внутри большей из комнат (либо так сохранилось в моих воспоминаниях).

Мысли о прошлой России всегда сопровождались во мне чувством жгучей тайны, утерянного, умолкнувшего волшебства. Откуда во мне это? И только сегодня я обнаружила когнитивный диссонанс: я словно бы воспринимала знакомой историю после 1917, а предыдущие годы казались мне великой тайной. Откуда во мне это, почему я словно бы смотрела глазами из прошлого, ведь я родилась в девяностые годы и никак не могла этого знать?

Думаю, дело в воображении.

Однако история казалась мне какой-то засахаренной и нафталиновой, когда я читала исторические книги или смотрела фильмы. Будто все замазали ложью, а вместо прежних роскошных нарядов осталось синтетическое платье, висящее на пластмассовой вешалке.

И я не знала, с чего начать. Как подступиться к этой интересующей меня теме, чтобы сразу погрузиться в то глубокое, обойдя стороной будуарные истории о любовниках и фаворитках.

Когда я смотрела сериал «Великая», то наконец-то поняла, что начать нужно с нее. С Екатерины Великой.

2014–2024. naganina.com