Пирожные

В начале был «Наполеон». Иногда я переходила на медовое с черносливом. Еще были корзинки, творожные ватрушки, тыквенные пирожки или заварные пирожные.

— Вам отрезать кусок такого размера? — спрашивала меня продавщица. У нее был такой взгляд, будто она мои мысли читала. Будто знала, что я его собираюсь одна…

— Да, — говорила я и делала вид, словно собралась к кому-то на день рождения.

Сладкое — эквивалент отсутствию любви. Отлично пойдет с каким-нибудь романтическим фильмом. Я знала, что это бессмысленно, что это меня не спасет. Засовывала «Наполеон» в пакет и шла по утренней улице, опасаясь встретить соседей. Я ощущала себя преступницей.

В какой-то момент я начинала ненавидеть эти пирожные. Прятала их в холодильник, но они съедались быстрее, чем нужно. Почти не чувствовала их вкус, зато получала нужный эффект. Жизнь выглядела сносней, когда внутри тебя малина, размятая с мороженым.

2014–2024. naganina.com