Дорис Лессинг «Пятый ребенок»

Я благодарна Дорис за этот изящный роман, задающий читателю множество вопросов, на которые в нашем мире не принято отвечать.

Итак, мечта Гарриет и Дэвида — просторный дом, заполненный ребятишками. Они мечтают о дружной, веселой семье. Их мечта становится явью. До той поры, пока на свет не появляется пятый ребенок.

Основное внимание уделено чувствам Гарриет — она, как женщина, больше всего страдает от случившегося, потому что винят именно ее, да и она сама не может себя простить за то, что разрушило их некогда сплоченную семью.

Обсуждать книгу мне сложно, не выдавая поворотов сюжета, потому что не сюжет основное, но та связка моральных и общественных вопросов, которые неизбежно возникают с каждым новым событием, описанным в романе. Потому, я надеюсь, вы сперва прочтете роман, прежде чем читать до конца мою статью.

Итак, первая ступень конфликта — супружеская пара, Гарриет и Дэвид, желают иметь много детей. Они покупают большой дом, который не могут себе позволить, потому все расходы берет на себя отец Дэвида, точнее, его новая жена Джессика.

Все уверяют молодых, что дети — это сложно и дорого и предлагают им не торопиться. Никто не поддерживает их в стремлении к многодетности, напротив, считают, что более необдуманный поступок сложно себе вообразить. Их считают безответственными, эгоистичными и наивными, хоть и не произносят того вслух.

Впрочем, такое отношение не мешает многочисленным родственникам Гарриет и Дэвида приезжать в их громадный дом на Рождество и на другие семейные праздники, любуясь все новыми малышами, которые начинают появляться на свет. Вот уже четверо детишек родились.

В мире беспокойно, но ничто не мешает тихому счастью семейной пары. До рождения пятого ребенка.

Дорис Лессинг спрашивает нас, виновата ли женщина в том, что ее ребенок не такой как остальные дети — неправильный, ненормальный? Дорис упрощает задачу — Бен, ребенок Гарриет, не урод, врачи не находят в нем никаких отклонений. Бен только очень сильный и очень злой.

Тут можно упомянуть о том, что в зачатии участвуют оба и оба вносят свой вклад — и отец, и мать, но я вижу более глубокий пласт проблемы в другом.

Я думаю, стоит признать, что рождение ребенка — это лотерея и то, каким он родится, зависит больше от случая, нежели от стараний самих родителей. Например, в семье алкоголиков могут рождаться здоровые и трудолюбивые дети, а в семье, где ради развития детей делают все, — капризные и ленивые.

Люди не могут контролировать, какой ребенок у них получится. Конечно, все рассчитывают на лучшее, но там, откуда дети приходят, свои планы на этот счет.

Детей делают не люди. Зачинают и вынашивают — да. Но дети в мир приходят. Именно такими, как уже было задумано некими силами, которые нам неподвластны.

Лессинг привлекает внимание и к проблеме материнской любви. Все ли матери любят своих детей? Ответ на этот вопрос жестко табуирован в обществе. Считается, что женщина не может не любить своего ребенка. А те женщины, кто все же осмеливаются произнести обратное, жестко порицаются.

Но давайте посмотрим с другой стороны, если мы не влияем на то, какой именно ребенок придет, то как можно рассчитывать, что он понравится его родителям?

Дорис честна. Гарриет и Дэвид любят своих хорошеньких, милых детей и опасаются, даже ненавидят Бена.

Я думаю и о том, что, если бы дети не были такими милыми, то мало кто захотел бы с ними возиться с любовью — ведь это такой громадный труд: родить и растить ребенка! И труд этот отнимает кучу времени и сил.

Но вот Бен получился не таким, как нужно. И тут есть кое-что важное — он не любим родителями. Можно заметить, что дети — изначально отдельные люди и любить их не всегда возможно. И дело здесь не в матери, которая, мол, сделала что-то не так, раз так получилось, а в неком жестоком ходе вещей, логика которого нам непонятна.

«Я чувствую себя преступницей» — то и дело признается Гарриет, но никто не хочет стать на ее сторону. Да ее и считают преступницей — мать, которая произвела на свет ужасное дитя. Я же никакой вины в этом Гарриет не вижу и отношусь к ней с сочувствием.

Мне не вполне понравился ход Дорис — превратить Бена в некое существо вроде тролля, добавив повествованию мистический оттенок. Мол, все дело в том, что Бен — тролль, а был бы человеком, то тут и говорить нечего. И все читатели с облегчением могут вздохнуть — ну да, причина в том, что он на человека не похож. А не было бы мистики, что бы вы подумали?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2014–2024. naganina.com